НОВОСТИ В ИССЛЕДОВАНИИ ВОЛОС: Февраль 2015 Г. | Д-Р КЛЕР А. ХИГГИНС | ПЕРЕВОД — ДОЦЕНТ ЮЛИЯ ОВЧАРЕНКО

Т-лимфоциты CD3+ как средство дифференциации диффузной формы гнездной алопеции (ГA) от типового облысения

J Am Acad Dermatol. 2016 Feb 3. pii: S0190-9622(15)02532-3. doi: 10.1016/j.jaad.2015.12.011.

В отличие от гнездной алопеции, для которой характерно наличие участков облысения, диффузная форма подострой гнездной алопеции (ГА) может на первый взгляд походить на типовое облысение, представляя собой определенные диагностические трудности. А если в области луковицы не наблюдается лимфоцитарный инфильтрат (так называемый «пчелиный рой») или большое количество лимфоцитов, дифференцировать диффузную форму ГА от типового облысения еще сложнее. В этом исследовании Коливрас (Kolivras) и Томпсон (Thompson) отбирали образцы пункционной биопсии (4 мм) у 28 пациентов с диффузной формой ГА и 31 пациента с типовым облысением. Образцы анализировались методом окрашивания с использованием панели антител: CD3, CD4, CD8 и CD20. Как у пациентов с диффузной формой ГА, так и у пациентов с типовым облысением в области вокруг устья волосяного фолликула, в папиллярной и ретикулярной дерме выявлена экспрессия CD3. При этом лимфоциты CD3+ наблюдались в фиброзных пучках пустых фолликулов исключительно у пациентов с диффузной формой ГА. Авторы пришли к выводу, что присутствие клеток CD3+ в фиброзных пучках представляет собой надежный диагностический маркер диффузной ГА с чувствительностью 0,964, специфичностью 1 и значимостью <0,01. В этой информативной статье описывается новый способ дифференциации диффузной формы ГА и типового облысения, который в отсутствии перибульбарного инфильтрата может помочь с постановкой диагноза.

 

Индекс тяжести фронтальной фиброзирующей алопеции (FFASI): проверенная балльная система оценки фронтальной фиброзирующей алопеции

Br J Dermatol. 2016 Feb 4. doi: 10.1111/bjd.14445.

Фронтальная фиброзирующая алопеция (ФФА) представляет собой тип облысения, для которого характерно прогрессирующее смещение лобно-височной линии роста волос назад. Количество случаев заболевания постоянно растет, тем не менее, до сих пор не разработана стандартизированная система балльной оценки пациентов. В этой работе Холмс (Holmes) и соавт. предлагают использовать индекс тяжести ФФА (FFASI) в качестве базиса для стратификации пациентов. Шкала с максимальным количеством 100 баллов учитывает ширину полосы воспаления, смещение линии роста волос, потерю волос на других участках тела и другие признаки. Первоначально 11 дерматологам Британского общества исследования волос и ногтей (BHNS) было предложено использовать шкалу FFASI для оценки 30 фотографий пациентов с ФФА в двух отдельных случаях. При оценке изображений лобной, правой боковой и левой боковой линий роста волос уровень согласованности заключений одного и того же исследователя составил > 0,94, а уровень согласованности заключений различных исследователей – > 0,85. Вторая оценка также выполнялась в клинике 6 дерматологами. Уровень согласованности в данном случае составил <0,93 для изображений лобной, правой боковой и левой боковой линий роста волос и бровей, хотя при оценке ресниц и других ассоциированных параметров этот показатель был неудовлетворительным. Авторы предлагают использовать шкалу FFASI для стандартизации оценки пациентов. Этот инструмент будет чрезвычайно полезен при анализе эффективности данных клинических испытаний ФФА.

 

Систематический обзор применения стероидной пульс-терапии при гнездной алопеции

J Am Acad Dermatol. 2016 Feb;74(2):372-374.e5. doi: 10.1016/j.jaad.2015.09.045.

Системная пульс-терапия кортикостероидами для лечения гнездной алопеции применяется с 1975 г. В этой статье Шреберк-Хассидим (Shreberk-Hassidim) и соавт. представили обзор материалов 41 исследования 1078 пациентов, которые получали лечение кортикостероидами одним из способов: внутримышечно, внутривенно или перорально. С точки зрения эффективности полный ответ наблюдался у 43% всей популяции исследования и у 51% популяции исключительно педиатрических исследований. Уровень рецидивов в общей популяции исследования составил всего 17%, однако в отдельной педиатрической группе был относительно высоким – на уровне 60%. С точки зрения способов применения внутривенное/внутримышечное введение было самым распространенным вариантом для мультифокальной алопеции (71%), при этом полный ответ зафиксирован у 41% таких пациентов. В группе перорального приема стероидов (16%) полный ответ наблюдался у 49% участников исследования. Было бы интересно в ходе ведущихся в настоящее время исследований выяснить, существует ли эпигенетические или генетические различия между пациентами, продемонстрировавшими ответ, не продемонстрировавшими ответ, а также пациентами, ответившими на лечение с последующим рецидивом заболевания. В будущем эти данные помогут в разработке индивидуальных планов лечения.

 

SFRP2 усиливает Wnt/β-катенин сигнализацию в культивируемых клетках дермального сосочка

Exp Dermatol. 2016 Feb 23. doi: 10.1111/exd.12993.

Ранее в дермальных сосочках бороды человека был выявлен высокий уровень экспрессии SFPR2, действующего как регулятор активности Wnt в клетках. В этом исследовании Квак (Kwack) и соавт. анализировали уровень экспрессии SPFR2 в дермальных сосочках бороды, затылочном и лобном участках волосистой части головы. Самые высокие уровни экспрессии были обнаружены в бороде, а самые низкие – в лобной части. Также авторы продемонстрировали, что индуктивный потенциал сфероидов, культивированных из клеток дермальных сосочков разных участков, положительно коррелирует с уровнем экспрессии SFPR2. В ходе анализа индукции сфероиды из клеток дермальных сосочков бороды активировали наибольшее количество фолликулов, тогда как сфероиды из клеток дермальных сосочков фронтальной области – наименьшее. С целью определения важности экспрессии SPFR2 для неогенеза авторы с помощью миРНК снижали уровень экспрессии SPFR2 в сфероидах, культивированных из клеток дермальных сосочков затылочной части. Было обнаружено, что по сравнению с клетками, содержащими нормальные уровни SFRP2, количество фолликулов, рост которых смогли вызвать клетки сосочка, существенно снизилось. Эти поразительные результаты говорят о том, что SFRP2 в клетках дермального сосочка играет роль модулятора индуктивного потенциала. Еще предстоит выяснить, является ли экспрессия SFPR2 единственным условием индуктивности.

 

Старение волосяного фолликула обусловлено удалением трансэпидермальных стволовых клеток в процессе протеолиза COL17A1

Science. 2016 Feb 5;351(6273):aad4395. doi: 10.1126/science.aad4395.

Условием гомеостаза тканей является равновесие между дифференциацией и обновлением. Недостаточный уровень обновления может привести к атрофии и отмиранию ткани, тогда как чрезмерное обновление может вызвать избыточный рост ткани. С возрастом миниатюризация волосяного фолликула является часто наблюдаемым явлением, которое обусловлено изменением в нормальном гомеостатическом балансе. В этом исследовании Мацумура (Matsumura) и соавт. рассматривали динамику развития клеток и тканей фолликула с возрастом. Как у мышей, так и у человека авторы обнаружили связанное с возрастом сокращение маркеров стволовых клеток волосяного фолликула (СКВФ), но что более интересно, почти полное отсутствие коллагена COL17A1, который необходим для сохранения СКВФ. При отслеживании СКВФ у пожилых мышей было обнаружено, что эти клетки, покинув нишу фолликула, перемещались в эпидермис кожи, где они дифференцировались в эпителий кожи. Авторы предполагают, что протеолиз COL17A1 является результатом спровоцированного старением геномного стресса, что приводит к трансэпидермальной элиминации СКВФ. Принудительная чрезмерная экспрессия COL17A1 в волосяном фолликуле трансгенных мышей предотвращала старение фолликула. Данные этой передовой статьи указывают на то, что для предотвращения старения фолликулов достаточно экспрессии COL17A1, а также определяют новую терапевтическую цель для предотвращения старения фолликула.

 

Белок Axin2 как признак покоящихся стволовых клеток выпуклости волосяного фолликула, которые поддерживаются сигнализацией Wnt/β-катенина

Proc Natl Acad Sci U S A. 2016 Feb 22. pii: 201601599.

Волосяные фолликулы проходят через циклы активного роста (анагена), регрессии (катагена) и покоя (телогена). В период телогена в зоне bulge присутствует ниша, состоящая из дифференцированных клеток внутренней части выпуклости, а во внешней части bulge содержатся стволовые клетки волосяных фолликулов. Ранее предполагалось, что ингибиторы BMP (костного морфогенетического белка), обнаруживаемые в клетках Krt6+ внутренней части выпуклости, в период телогена поддерживают клетки внешней части выпуклости в состоянии покоя. Кроме того, принято считать, что Wnt-сигнализация стволовых клеток bulge в период телогена не активна, что соответствует наблюдаемому в этой фазе цикла состоянию покоя этих клеток. В этой статье Лим (Lim) и соавт. демонстрируют противоречащее распространенному мнению явление – экспрессию Axin2, мишени воздействия Wnt, в субпопуляции покоящихся стволовых клеток bulge во время телогена. После инактивации сигнализации Wnt в Axin2-положительных клетках авторы наблюдали морфологические аномалии телогенных фоликулов и прекращение их роста. Это свидетельствовало о том, что активность Wnt является необходимым условием правильного функционирования Axin2-положительных клеток. Помимо этого авторам удалось показать, что стволовые клетки внешней части выпуклости вырабатывают не только белки Wnt, которые могут аутокринным способом регулировать клетки внешней части выпуклости, но и ингибиторы Wnt, которые действуют на клетки внутренней части bulge паракринным способом. Полученные данные позволяют дополнить наши знания о взаимодействии между клетками внутренней и внешней части выпуклости, которые, по всей видимости, определяют судьбу ряда клеток внутри фолликула

Leave a Comment

Authorize

Lost Password

Register

The registration is limited to active EHRS Members only.

If you want to become EHRS Member, please fill out the application form.

If you already are EHRS Member, please, contact us to get registered.
Thank you.